Мутные края фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Читинский Городской Портал Новости Читы и Забайкалья


мутные фото края

2017-10-19 18:20 Карп лат Cyprinus carpio carpio одомашненная форма сазана, рыба семейства карповых Вес карпа Самара глазами жителя О климате, экологии, районах, ценах на недвижимость и работе в городе




Последний крик на тонущем Титанике: "Да выключите вы, наконец, эту Селин Дион!!!!!!!!..."


Если сказать, что все плохо, никто не усомнится... А если сказать, что все отлично, никто не поверит...(с)






Солнце отразилось в луже, Вновь природа оживает, Пессимист не унывает, Говорит - могло быть хуже. © Дмитрий Торчинов


Сижу в кафе, режу пластмассовым ножом котлетку. Открывается дверь - и в кафе входит изящная, высокая шатенка. Это Вика, стюардесса, я её знаю. Приветственно машу рукой, она замечает меня и плюхается на стул напротив. - Какая встреча! Давно тебя не видела. А у меня сегодня выходной. - Выглядишь отлично. Вик, у тебя уже всё в порядке? Вика пару месяцев назад делала несложную операцию, поэтому я, конечно, интересуюсь её здоровьем. - Да, всё окей! Мне даже премию выдали за болезнь, представляешь? - Это как? Вика рассказала. Первым её полётом после выхода на работу был рейс Москва - Лондон. Летели на потрёпанном "боинге", человек сто на борту. Через час после вылета из Шереметьево попали в страшную грозу. Самолёт начал часто и грозно падать в воздушные ямы. Через десять минут настала такая болтанка и турбулентность, что все верующие на борту стали причитать и молиться, а остальные заорали в голос. Ситуация осложнялась тем, что на борту было много маленьких детей - им ничего не объяснишь, а глотки ого-го какие. Визг, крик и мат стояли невообразимые. Самолёт трясся и скрипел. Всё бы наверняка кончилось плохо, если бы не фантастическое хладнокровие Вики. В промежутке между пассажирскими воплями она тихим, суровым голосом объявила: - Уважаемые пассажиры, просьба сохранять спокойствие. Я попадаю в такую грозу двадцать раз за год, и, видите, стою перед вами живая. После этого Вика таким же негромким, суровым голосом успокоила нескольких особо истеричных дамочек, подала кому-то рвотные пакетики. Потом ещё несколько раз обратилась к пассажирам - негромко, сурово, с расстановкой. Глядя на тихую, мужественную стюардессу, ни разу не повысившую голос, мужчины и дамы совсем умолкли, а дети приутихли и только продолжали испуганно икать. Вика рассмеялась: - На самом деле, я никогда не летала в такую грозу! Я тоже думала, что пришёл трындец! Как же мне хотелось заорать со всеми, ты не представляешь! Но я просто не могла - операция ведь была на связках. Громче своего обычного голоса не получалось произнести ни звука. Поневоле пришлось играть роль тихой, суровой воспитательницы...